No Image

Частное пионерское 2 где снимали

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
10 марта 2020

Очередной обзор проекта Научи хорошему посвящён сразу двум фильмам – «14+» и «Частное пионерское 2», история которых даёт целостное понимание системы, выстроенной в российском кинематографе. Про фильм «14+» нами сказано и написано уже очень много. Но тем не менее давайте проследим, как развивались события, так как ситуация весьма показательная.

В августе 2015 года в сети был опубликован трейлер «14+», из которого стало понятно, что кинематографисты перешли все допустимые пределы, превратив историю первой любви в историю первого секса. К тому же сам режиссёр картины Андрей Зайцев совершенно открыто заявил, что в своих творческих изысканиях он ориентировался на иностранный откровенно похабный и в некоторой мере порнографический фильм «Шведская история любви». Сделанный нами видеообзор, целью которого было предотвратить демонстрацию фильма «14+» в кинотеатрах, получил широкий резонанс, его посмотрели более 300 тысяч человек. Наибольший шок вызвало то, что картина вдобавок ко всему была снята на деньги Министерства культуры.

В рамках начатой проектом Научи хорошему информационной акции «Заблокировать показ фильм 14+» совместно с РИА Иван Чай и фракцией ПВО «За семью» было направлено заявление в Следственный комитет и Генпрокуратуру с требованием провести проверку по признакам развратных действий.

Другие общественные организации и простые граждане отправили десятки обращений в Роскомнадзор, Министерство культуры и региональные правоохранительные органы. Шумиха дошла даже до Белоруссии, где фильм был снят с проката. В России же ситуация развивалась парадоксальным образом: в защиту картины выступили лично глава союза кинематографистов Никита Михалков и министр культуры Владимир Мединский.

Тот самый Михалков, который совсем недавно с важным видом рассказывал в своей передаче Бесогон о технологии Окна Овертона, оказывается, принимал непосредственное участие в съёмках фильма «14+», который как раз таки и двигает то самое Окно Овертона в части допустимости сексуальных отношений между детьми. Не заметить, что фильм снимает табу с темы интимных отношений школьников и переносит это явление в сферу «обыденного», может только идиот или подлец.

Поддержал фильм и тот самый Мединский, который за полгода до этого в ситуации с русофобской картиной «№44», снятой с проката накануне премьеры, возмущался тем, что она вообще каким-то образом прошла все предпоказные фильтры. «И на каждом звене этой цепочки с ним имели дело наши люди. Наши сограждане. Современные, образованные, профессиональные люди. И это «кино» никого не задело! Как? Почему это могло случиться? Почему для каждого из этих десятков, а может, сотен человек содержание этого «произведения искусства» оказалось в порядке вещей?» – восклицал Владимир Ростиславович. А когда общественность в аналогичной ситуации наконец прореагировала, он сам же выступил в защиту картины и порекомендовал её к просмотру.

Что за абсолютно неприкрытые двойные стандарты? Или наш министр культуры настолько слеп, что подмену исторических реалий как в ситуации с американским фильмом «№44» он видит, а проспонсированное его ведомством крайне опасное стимулирование детей к инстинктивному поведению и замыкание их психики на уровень секса он не видит и сам же одобряет, тем самым с высоты своей должности легализуя эту пошлость на государственном уровне?

Ведь важно не то, с какими мыслями человек входит в кинозал, а то, с какими мыслями он выходит. После просмотра фильма «14+» мысли следующие:

  • От начала знакомства до постельной сцены отношения должны развиваться быстро, и в подростковом возрасте это нормально;
  • Мальчику и девочке подросткам, оставшись дома без родителей, ничего не остаётся, как употребить алкоголь и «лечь в постель»; Мальчик и девочка смогут быть «взрослыми» только в том случае, если проявят себя на половом поприще;
  • Стыдиться содеянного никак не следует (к примеру, девочка в фильме ведёт себя отнюдь не робко, а мальчик не думает, что скажет его мать);
  • Подростки только и способны на пороки, а все родители ущербные и бесчувственные, ничего не понимают в жизни, и созидательный диалог между родителями и детьми в этом возрасте невозможен.

Но как показали дальнейшие события, спонсировать и защищать пошлость – это далеко не всё, на что способны руководство союза кинематографистов, департамента кинематографии и в целом Министерства культуры.

Мы уже рассказывали вам о замечательном фильме Александра Карпиловского «Частное пионерское», снятом в 2013 году и который так и не пропустили в широкий прокат. В 2015 году Александр снял вторую часть своей трилогии «Частное пионерское», которая посвящена также как и фильм Зайцева «14+» – чувству первой любви. Но хотя тема сюжетов в обеих картинах – одна и та же, и главным героям и там, и там по 14 лет, разница в содержании просто колоссальная.

Фильм «Частное пионерское 2» – это действительно произведение искусства – того, которое возвышает зрителя и мотивирует его на духовное развитие, даёт ему правильные ответы на жизненные вопросы. В нём нет свойственных современному кинематографу похоти и алкоголя, а отношения подростков и в целом любовь показаны чистыми и искренними.

Не будем раскрывать всю интригу, просто отметим, что картина по-настоящему светлая и при этом с интересным и динамичным сюжетом: главным героям предстоит не только играть первый в жизни любовный треугольник, но и выступить в роли Ромео с Джульеттой, найти клад и поймать опасных преступников. Обязательно найдите время, чтобы посмотреть вторую часть «Частного пионерского» вместе с детьми. Семейные фильмы, которые «учат хорошему» – сегодня это поистине редкость.

И как выясняется, сложившаяся ситуация в детском кинематографе – это заслуга всё того же Министерства культуры, которое прикладывает максимум усилий, чтобы хорошие фильмы не только не выходили в широкий прокат, но даже и не снимались. Именно это и произошло с трилогией «Частное пионерское».

Департамент кинематографии не только неоднократно отказывал в финансировании проекта – продюсерам и съёмочной группе приходилось в прямом смысле с боем выбивать бюджет у чиновников и искать средства на стороне, но даже когда фильмы всё-таки удалось снять, их не пустили ни на телевидение, ни в кинотеатры.

Читайте также:  Мультик про рыб в аквариуме в зоомагазине

Ситуация доходит до абсурда. Первые две части трилогии – лауреаты десятков российских и зарубежных престижных фестивалей. Только вдумайтесь – они завоевали призов и наград больше, чем все детские фильмы, финансируемые Министерством культуры за последние 10 лет, но несмотря на это, массовый зритель о них в принципе до сих пор не знает. Речь идёт о том, что в нашей стране в прямом смысле слова выстроены барьеры, чтобы нравственное и светлое кино ни при каких обстоятельствах не доходило до массовой аудитории.

Звенящую пошлость, фильм «14+», продвигали с масштабной рекламной кампанией, показывали в кинотеатрах и по ТВ, его лично пиарили Михалков и Мединский. А хорошие фильмы замалчивают, не пускают в прокат, да ещё и откровенно глумятся над создателями, которым, несмотря на все успехи и десятки наград, Министерство культуры 4 раза отказало в финансировании третьей части трилогии.

Продюсера «Частного пионерского» Владимира Есинова настолько достали сотрудники Департамента кинематографии и лично его глава Вячеслав Тельнов, что он в конце концов снял документальный фильм «Убийцы детского кино», в котором показал, как чиновники этого ведомства при поддержке руководства Министерства культуры на протяжении последних нескольких лет практически весь бюджет, отведённый на детский кинематограф, просто распределяют между собой, а фильмы либо не снимают вообще, либо снимают такие, что детям их показывать страшно.

В конце своего фильма Владимир Есинов обратился лично к Президенту, попросив принять меры в отношении насквозь сгнившего руководства департамента кинематографии. Все его предыдущие обращения в Министерство культуры, Фонд Кино, Генпрокуратуру, Совет Федерации, Госдуму, арбитражный суд и другие ведомства были проигнорированы.

Как указано в последнем обновлении петиции Владимира Есинова от 2 июня 2016 года, Фонд Кино, также как и Министерство культуры, отклонил заявку на финансирование проекта Частное пионерское 3.

Из всей этой ситуации можно сделать следующие выводы:

  • В России выстроена система, благодаря которой нравственное кино целенаправленно не спонсируется и не допускается до массовой аудитории вне зависимости от количества премий и отзывов зрителей.
  • В отношении всевозможной пошлости действуют противоположные принципы.
  • Ответственность за деятельность системы в таком режиме несёт Министерство культуры и подчинённые ему подразделения, курирующие кинематограф, в том числе лично Владимир Мединский, Вячеслав Тельнов и Никита Михалков.

Ну а закончить хотелось бы на хорошей ноте. Несмотря на все потуги кураторов этой системы, в России есть настоящие люди, которые вопреки всей сложности обстановки умудряются снимать хорошие фильмы и добиваться практически невозможного, выстраивая мосты в светлое будущее.

Хотя Минкульт и Фонд кино отказали в финансировании, проект «Частное пионерское 3» сегодня уже запущен. Запущен без копейки денег. Люди работают в подготовительном периоде бесплатно. Но снять фильм без денег НЕВОЗМОЖНО. Поэтому призываем всех по мере сил поддержать съёмки фильма. Контакты кинокомпании и реквизиты указаны в описании к этому видео. Если государственная машина идёт против людей, то люди должны брать ответственность на себя.

СССР, семидесятые годы. Главным героям ленты – Диме, Мише и Лене – уже по 14 лет, они по традиции едут в пионерский лагерь на берегу моря, прихватив с собой пса Савву, которого они спасали в первой части этого фильма. Что ждет их на этой лагерной смене? Куча захватывающих приключений, настоящие погони и любовь – точно такая, о какой мечтательные советские ребята читали в романтических книжках. Закадычная хулиганистая троица превратилась в любовный треугольник. Верная дружба Димы и Миши становится соперничеством за внимание Лены, которую тоже затянул омут подростковых страстей – она страдает по взрослому вожатому отряда Косте, ведь ей кажется, что мальчишки ее отряда еще не думают о любви. Узнав об этом, разъяренный Дима решается на поступок в стиле шекспировских драм, а на помощь ему, вчерашнему противнику, уже спешит настоящий друг Миша… Этот добрый ностальгический фильм о самоотверженной дружбе, взрослении и первой любви собрал огромное множество всевозможных кинонаград – от приза Гильдии киноведов и кинокритиков до гран-при кинофестиваля в Македонии. Смотреть онлайн «Частное пионерское 2» можно уже сейчас на нашем сайте.

Рейтинг показывает сильные стороны фильма

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей устройства и ограничений правообладателя

Сюжет

Действие фильма происходит в пионерском лагере «Юность», в котором проводят лето два друга: Миша Хрусталев и Дима Терентьев. В то лето у Димы были отношения с милой девочкой Леной Карасевой, в которую был тайно влюблен Мишка. Однажды Лена заставила Диму пойти с ней на урок бальных танцев, но из-за остановившихся часов Дима опоздал на полтора часа. В это время они с Мишей обследовали вход в катакомбы, находящиеся прямо под лагерем. Лена сильно обиделась на Диму и даже стихи, которые написал Миша не исправили положение.

Лена и Миша получили внеочередной наряд на кухню и, разговорившись там, Миша узнал, что Лене нравится Шекспир. На собрании отряда педагог Жанна Борисовна сообщила ребятам о том, что через две недели приезжает делегация из профкома и хорошо бы их встретить каким-нибудь мероприятием. Миша предложил поставить пьесу «Ромео и Джульетта». Роль Джульетты достается Лене, а Ромео – Диме. Таким образом Миша хотел помочь другу помирится с Леной, однако, у Димы был свой план. Он хотел заманить Лену в катакомбы, оставить ее там одну и потом якобы спасти.

Читайте также:  Дсп вздулось от воды как исправить

Лена симпатизировала пионервожатому Косте. Она постоянно крутилась рядом с ним, и это сильно не нравилось как Диме, так и Жанне Борисовне, которая рассказала Сан Санычу, начальнику пионерского лагеря, о том, что у Константина и Карасевой роман. Дима же вместе с Мишей решили подсыпать Косте в компот пурген. На обеде Костю пришел отчитывать Сан Саныч, который и выпил компот. В итоге за эту выходку попался один Мишка. Лена пошла к Косте просить помочь Мише, но тот грубо на нее накричал и сказал, чтобы она не попадалась ему на глаза. Под личную ответственность Кости Мишу все-таки оставили в лагере.

Дима, Миша и Лена идут в катакомбы, где обитал какой-то бородатый мужик. В катакомбах они находят драгоценности и решают использовать их для завтрашнего спектакля. На следующий день в лагерь приходит капитан милиции, который ищет грабителей, укравших драгоценности. Ими оказываются баянист Виктор Петрович и его подельник Игнат, тот самый бородатый мужик из катакомб. Дима узнает, что Миша и Лена крутят роман за его спиной. Они выясняют отношения прямо во время спектакля, а после Дима убегает в катакомбы. Лена и Миша бегут за ним. Там на них нападает Игнат и Виктор Петрович. Все могло закончиться плохо, если бы не вовремя подоспевший капитан милиции. В конце фильма Лена уезжает из лагеря на автобусе, а Дима и Миша бегут за ним вслед.

Как выяснилось, такая, казалось бы, наивная история из советского прошлого может смотреться вполне современно: на недавно закончившемся в Минске кинофестивале "Лiстапад" фильм российского режиссера Александра Карпиловского "Частное пионерское" по книге рассказов Михаила Сеславинского удостоился Гран-при в конкурсе фильмов для детской и юношеской аудитории, а также приза Президента Республики Беларусь Александра Лукашенко "За гуманизм и духовность в кино".

Уже в Москве на премьере фильма в Большом зале Дома кино до отказа забитый зал от души смеялся и аплодировал юным героям разворачивавшейся на экране истории.

По окончании фильма обозреватель "Российской газеты" побеседовал с режиссером "Частного пионерского" Александром Карпиловским.

Александр, уже на титрах вашего фильма звучат пионерские песни, речевки, разворачиваются красные знамена…Чувствуется, что вам все это самому очень нравится…

Александр Карпиловский: Ну, конечно! Я же вырос на этих песнях, мы все слушали их все по утрам в "Пионерской зорьке"! Они вызывают у меня бурю положительных эмоций, но, кроме этого, там и стихи и музыка объективно замечательные, да и советские плакаты, которые мы дали на первых титрах, по-моему, тоже, по-моему, очень хороши…

А это у вас не ностальгия по "эпохе застоя"?

Александр Карпиловский: Нет, это кино про детство — когда все впервые, когда все очень остро и искренне. Я тогда совершенно искренне верил в то, что пионеры-герои были настоящими героями, что мы живем в большой, красивой и счастливой стране и на пальцах считал, сколько нам будет лет, когда построят коммунизм. У меня было ощущение гордости за свою родину. Я ностальгирую именно по ощущению Родины из того времени и считаю, что это правильное ощущение, которое мы не должны потерять. Пусть наши дети живут в прекрасной сильной стране, которая их защищает.

А с чего начиналась работа над фильмом?

Александр Карпиловский: Началось все с того, что я прочел книжку Михаила Сеславинского и увидел там очень близкую мне романтизацию детства, каких-то мелочей, что нас тогда окружали, бочку с квасом, рынок, пионерскую комнату. И подумал — а что же мне хочется сказать по этому поводу? И понял, что это должно быть противопоставление бездушного, калечащего ребят идеологического пресса — и наивного, восторженного пионерского духа. Ведь нам тогда было реально интересно жить — если только тебя не заставляли каждую неделю сидеть на собраниях и стоять на линейках.

А "частное пионерское" тогда было возможно?

Александр Карпиловский: Категорически нет. Этот контраст мы специально создавали. На большом пионерском собрании "частное" не котировалось вообще, его не могло быть, когда речь шла об общем, государственном. И слова главной героини о том, что ребята — настоящие пионеры потому, что они спасли собаку, звучат вызовом тому обществу.

А девочка выглядит просто настоящим пионером-героем

Александр Карпиловский: Так у них же и отряд носит имя пионера-героя и они вынашивают в себе готовность быть героями! Нас ведь тогда готовили к подвигам, у меня в школе постоянно было такое ощущение, что все вокруг было наполнено духом героической борьбы за что-то. И когда ребятам в картине пришло время быть героями — они, понятно, стали такими — а их за это и исключают из пионеров!

События в книге Михаила Сеславинского происходят в его родном Дзержинске. Вы ведь и фильм снимали там…

Александр Карпиловский: Вы знаете, Дзержинск меня поразил своей какой-то внутренней нетронутостью нынешним временем. Там нет растяжек, рекламных щитов, новых магазинов, даже ларек, где герои сдают бутылки, собирая деньги на выкуп собаки, стоит нетронутым с тех времен. Удивительно сохранившийся исторически город — пришлось, правда, менять двери квартир и подъездов, которые там современные, ну и от пластиковых окон мы тоже старались уйти. Даже не знаю, где можно было бы найти в Москве уголки снимать такую историю.

Читайте также:  Корм для дойных коз

Долго ли пришлось искать таких замечательных ребят на главные роли?

Александр Карпиловский: Да нет, кастинг шел всего месяц. Ребята в фильме все уже актеры, у всех них, 12-летних, есть фильмография — та же Анфиса Вестингаузен, наша главная героиня, снимается, считай, полжизни, с 6 лет. Валя Садики, главный пионер, больше театральный артист, он много играет в детских спектаклях. Долго "не шел" ко мне главный герой — но и он потом нашелся в актерском агентстве на студии Горького. Сейчас ведь открыть талант, взять юного актера со стороны, невероятно сложно — никакая школа не отпустит просто так ребенка с занятий…

Видео: Сергей Куксин/ РГ

Александр, вы снимали и романтические комедии и сериалы — и вдруг решили сделать детское кино?

Александр Карпиловский: Не вдруг. Детское кино я хотел делать еще в 1999-м, закончив Высшие режиссерские курсы, я ведь и диплом получал по специальности "Кино для детей". Но в те годы — и это оказалось для меня удивительным открытием — детское кино было совсем никому не нужным, ни один продюсер не хотел его делать. Поэтому я с радостью брался за картины, где есть дети, за того же "Снежного ангела". Сейчас, сняв "Частное пионерское", я готов и дальше снимать для и про детей. Мне кажется, я знаю лучше других, что нужно детям. И наше кино, по-моему, сделано в лучших традициях советского детского кино 60-х.

Но, согласитесь, сегодня все-таки другое время

Александр Карпиловский: Вы знаете, я с детьми вожусь с 95-года, тогда я работал клоуном на празднованиях детских дней рождений, на праздниках, играл в детских спектаклях. Да, время меняется, меняются дети, но — исключительно внешне, по форме. Вместо Красной шапочки девочки играют в Барби, но подлостью считается то, что считалось и тогда, и любовь и трусость — те же. Взять за руку любимую девочку по-прежнему проблема, несмотря на всю нынешнюю сексуальную свободу. Конечно, у 15-летних все раньше начинается, но базовые вещи остались прежними. Мы, конечно, не можем снимать для современных детей, так как снимали в 70-е. Но это касается только технической стороны дела, склеек, монтажа и т.д., а по тому, о чем говорили большие режиссеры того времени, тот же мой любимый Ролан Быков — это все совершенно современно.

Из того времени — вы взяли и финал фильма, когда ребят чуть было не исключают из пионеров. Сразу вспомнились "Друг мой, Колька", "Розыгрыш"…

Александр Карпиловский: А это та же ностальгия, привет из советского кино: есть, конечно, перегибы на местах, есть плохие директора, но вот приезжает представитель власти и все расставляет по полочкам. Я захотел в конце просто улыбнуться своему детству.

На премьере в Доме кино присутствовал руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинский, он же — автор книги рассказов "Частное пионерское", по которой и был снят одноименный фильм. В фойе кинотеатра Михаил Вадимович дал короткое интервью "Российской газете".

Михаил Вадимович, по-моему создателям фильма неплохо удалось сохранить интригу с названием картины. До самого конца не было непонятно — почему "частное пионерское".

Михаил Сеславинский: А тут имеется в виду наша частная жизнь, которую мы, вроде, всегда считали второстепенной, недостойной внимания — хотя в советской литературе, вспоминая того же Юрия Трифонова, внимание к частной, личной жизни было очень высоко. Сейчас, из XXI века вспоминая частную жизнь 70-80-х, мне хотелось преподнести ее современному читателю, так, чтоб он почувствовал аромат той эпохи.

Как бы вы оценили усилия съемочной группы по передаче ваших мыслей на экран?

Михаил Сеславинский: Я очень доволен. Но сборник мой был не то что бы конкретной литературной основой для сценария, он, скорее, задал ему тон, зацепив атмосферу тех лет. Мне кажется, и сценаристу и режиссеру удалось передать именно то, что мне хотелось.

Это было ваше пожелание — чтоб фильм снимался в городе, где вы родились и провели детство?

Михаил Сеславинский: Просто мои рассказы посвящены жизни в Дзержинске. Это типичный провинциальный индустриальный город, который сейчас многие преподносят в негативном свете, как город неблагополучный, с тяжелой экологией. Но для меня он был и остается лучшим на Земле. Я знаю, что у группы в Дзержинске были некоторые сложности — пришлось убирать пластиковые окна, современные двери, что-то прикрывать лесами … Потому что по Дзержинску я вижу, как меняется жизнь в стране: люди там покупают машины, строят дома, ездят за границу. Жизнь меняется к лучшему.

Но в финале фильма говорится, что лучшей была именно та страна.

Михаил Сеславинский: Это, конечно, произносится с иронией. Но для людей, которые родились в это время, Советский Союз в их воспоминаниях остается великолепной страной. Мы ведь часто мы сами себя обманываем, вспоминая не реальную историю, а как любой человек, вспоминая свое детство — самое лучшее. И — подкрашенное, как в фильме.

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Животные
0 комментариев
No Image Животные
0 комментариев
No Image Животные
0 комментариев
Adblock detector