No Image

Эволюция грызунов

СОДЕРЖАНИЕ
297 просмотров
10 марта 2020

Грызуны – самый многочисленный среди всех млекопитающих отряд: на его долю приходится более 42 % видов. Представители отряда присутствуют буквально повсюду – от арктической тундры, где они живут и размножаются под снегом (например, лемминги), до жарких и сухих пустынь (песчанки). Одни скользят по воздуху с дерева на дерево (летяги), лишь изредка спускаясь на землю, другие, наоборот, проводят всю свою жизнь в лабиринтах подземных ходов (слепыши). Некоторые обладают перепончатыми лапами и ведут полуводный образ жизни (ондатры), часто строя сложные инженерные сооружения для регулирования уровня воды (бобры), тогда как другие вообще не знают, что такое вода (гунди).

Особенности внешнего вида и строения грызунов

В большинстве своем грызуны невелики и весят не более 100 граммов. Существует сравнительно немного крупных видов, среди которых особо выделяется капибара: ее масса может достигать 66 кг (подробнее о капибаре здесь).

Гигант среди грызунов – капибара. Весит в 10 тыс. раз больше, чем мышь.

А самым мелким грызуном является карликовый тушканчик, вес которого составляет всего 3 грамма.

Большинство грызунов – коренастые плотные существа с короткими ногами и хвостом. В Южной Америке некоторые виды приобрели удлиненные конечности, удобные для жизни на травянистых равнинах (агути и паки).

Агути (Dasyprocta leporine)

Научное название грызунов происходит от латинского слова rodere, что означает «грызть».

Отличительными особенностями грызунов являются верхние и нижние пары сильно развитых, очень острых, постоянно растущих бескорневых резцов. С их помощью зверек может прогрызть кожуру или скорлупу, чтобы добраться до скрывающегося внутри корма. Клыков у них нет, зато имеется основательный набор коренных зубов, с помощью которых они могут тщательно пережевывать любую пищу. Между резцами и коренными зубами имеется большое пространство – диастема: туда могут быть втянуты губы, чтобы уберечь рот от попадания несъедобных фрагментов, отделяемых резцами.


У большинства общее чило зубов не превышает 22. Единственное исключение – обитающий в Центральной и Восточной Африке тенелюб – обладатель 28 зубов.

Поскольку грызуны питаются грубым кормом, их резцы имеют открытые корни и растут в течение всей жизни. Они постоянно стираются о резцы нижней челюсти.

Интересно строение челюстных мышц грызунов. Главная из этих мышц – жевательная, не только приводящая нижнюю челюсть к верхней, но и сдвигающая ее вперед для того, чтобы обеспечивать способность жевать. У вымерших палеоценовых грызунов жевательная мышца была небольшой и слабо заходила на переднюю часть черепа. У белкообразных наружная часть жевательной мышцы заходит на переднюю часть черепа перед глазницей, внутренняя же короткая и участвует только в приведении нижней челюсти. У мышеобразных обе части жевательной мышцы (внешняя и внутренняя) далеко выдаются вперед, обеспечивая наибольшую эффективность грызущих движений.

Почти все грызуны являются стопоходящими и передвигаются, опираясь на всю поверхность стоп и кистей. Их пальцы оканчиваются когтями, которые могут быть удлинены у некоторых роющих видов (капский землекоп). Некоторые южноамериканские виды (агути) приспособлены к бегу и пальцеходяшие – во время движения они опираются только на кончики пальцев. Их когти похожи на копытца. У других, приспособленных к полуводному образу жизни (бобры) лапы перепончатые. Хотя большинство представителей отряда не слишком быстроноги, живущие в пустынях мешотчатые прыгуны и тушканчики могут мчаться по песку со скоростью около 50 км/ч!

Хвост грызунов – весьма изменчивая анатомическая структура. Так, у бобра он широкий и плоский и предназначен для быстрого плавания под водой. У ондатры он сжат с боков и используется в качестве руля. Кенгуровые мыши, мешотчатые прыгуны и тушканчики имеют длинный хвост, иногда с кисточкой волос на конце, и используют его как балансир. У немногих видов (мышь-малютка) хвост хватательный и используется как пятая конечность. У древесных планирующих видов (южная летяга) хвост пушистый и обеспечивает как баланс, так и дополнительную опору. У некоторых хомяков хвост очень короткий, едва заметный, а большинство свиноподобных видов хвоста и вовсе не имеют.

У грызунов сравнительно крупная слепая кишка (аппендикс), содержащая богатую бактериальную флору, что обеспечивает расщепление целлюлозы.

Представители по крайней мере трех семейств (хомяков, гоферов и мешотчатых) имеют защечные мешки. Окаймленные шерстью складки кожи идут внутрь от углов рта, иногда доходя до уровня плеч. Животные могут выворачивать их наружу для чистки. Мешки используются для переноски пищи и позволяют создавать зверькам внушительные запасы. Например, обыкновенных хомяк, порой может хранить в своих кладовых до 90 кг припасов!

Грызуны сообразительны и могут решать простейшие задачи, чтобы получить еду. Они легко обучаются избегать приманок с быстродействующим ядом.

Их обоняние и слух развиты весьма неплохо. Ночные виды обладают крупными глазами. В дополнение к этому, все грызуны снабжены длинными чувствительными усами (вибриссами).

Эволюция грызунов

С эволюционной точки зрения грызуны – молодая группа, сохраняющая много нереализованных направлений генетической изменчивости.

Древнейшие останки грызунов относятся к концу палеоценовой эпохи (57 млн. лет назад), и к этому времени все основные черты отряда уже успели сформироваться.

Древнейшие виды предположительно принадлежали к вымершему семейству белкообразных (Paramyidae).

В течение эоценовой эпохи (55-34 млн. лет назад) разнообразие грызунов быстро возрастало, и к ее концу, вероятно, возникли прыгающие, роющие и бегающие формы.

На границе эоцена и олигоцена (34 млн. лет назад) многие узнаваемые семейства уже населяли Северную Америку, Европу и Азию, а в течение миоцена (около 20 млн. лет назад) сформировалось большинство живущих ныне семейств.

Вероятно, наиболее значимым событием в эволюции грызунов было возникновение в конце миоцена (около 8 млн. лет назад) в Европе семейства Мышиные (Muridae). В плиоцене они проникли, вероятно, через остров Тимор в Австралию, где претерпели быстрые эволюционные изменения. В это же время мышиные заселили Южную Америку, проникнув туда с севера по перешейку, соединившему ее с Северной Америкой, результатом чего стала взрывная эволюция американских хомяков в Южной Америке.

Классификация, представители отряда Грызуны

Всего на 2005 год описано 2277 видов грызунов. В прошлом их делили на три подотряда на основании строения челюстных мышц. Сегодня выделяют 5 подотрядов и более чем 28 семейств.

Подотряд Мышеобразные (Myomorpha)

Состоит из восьми семейств:

  • мышиные;
  • мышовковые;
  • тушканчиковые;
  • слепышовые;
  • колючесоневые;
  • хомяковые;
  • зайцегубохомячковые;
  • мышевиднохомячковые.

Почти 2/3 всех видов грызунов принадлежит к одному-единственному семейству Мышиные (Muridae). Это семейство включает 1303 известных вида, и это число постоянно увеличивается в результате новых открытий. Мышиные распространены по всему свету, включая Австралию и Новую Гвинею, где являются единственными наземными плацентарными млекопитающими (не считая не так давно завезенных кроликов). Представляют семейство в основном мыши и крысы.

Полевая мышь (Apodemus agranius)

Представители семейства слепышовые (Spalacidae) наиболее адаптированы к жизни под землей. Их глаза полностью спрятаны под кожей, а ушные раковины и хвост отсутствуют.

Слепыш обыкновенный (Spalax microphthalmus)

В большей или меньшей степени все представители семейства тушканчиковые (Dipodidae) приспособлены для передвижения прыжками или рекошетирующего бега.

Длинноухий тушканчик (Euchoreutes naso)

Подотряд Белкообразные (Sciuromorpha)

Состоит из трех семейств:

Семейство беличьи (Sciuridae) – второе по разнообразию после семейства мышиных (включает 273 вида). Представители беличьих распространены по всей Европе, Африке, Северной и Южной Америке. Обычная белка – самая известная его представительница. Сюда же относятся суслики, бурундуки и сурки.

Обыкновенная белка (Sciurus vulgaris)

Сони (Gliridae) по внешнему виду представиляют собой нечто среднее между мышами и белками. Это– единственные грызуны, у которых нет слепой кишки, что указывает на малое количество целлюлозы в их рационе.

Единственный вид семейства Aplodontiidae – аплодонтия (горный бобр).

Подотряд Боброобразные (Castorimorpha)

Представлен тремя семействами:

Бобровые (Castoridae)- крупные грызуны с защечными мешками и сильными конечностями. Наиболее известен, разумеется, бобр. Знаменит он прежде всего тем, что может изменять ландшафт в местах своего обитания. При помощи мощных резцов он валит деревья, строя из этого материала плотины и хатки (подробнее о бобрах в этой статье).

Представители семейства гоферовых (Geomyidae) большую часть жизнь проводят под землей в собственной системе нор. Внешне они похожи на кротов.

Равнинный гофер (Geomys bursarius)

Мешатчатопрыгуновые грызуны (Heteromyidae) – это ночные норники, заселяющие разнообразные ландшафты Америки.

Подотряд Дикобразообразные (Hystricomorpha)

Этот подотряд объединяет около 300 видов в 18 семействах (агутиевые, дикобразовые, свинковые, землекоповые, шиншилловые, скальнокрысиные и др.).

В большинстве своем это крупные грызуны, обитающие в пределах Южной и Центральной Америки. Среди них наиболее известны дикобразы, морские свинки, землекопы, нутрии, шиншиллы и др.

Североамериканский дикобраз (Erethizon dorsatum)

Подотряд Шипохвостообразные (Anomaluromorpha)

Включает 2 семейства:

Первое семейство (Pedetidae) представлено один видом – долгоногом, обитающим на африканских равнинах. Похож этот зверек на миниатюрного кенгуру.

Читайте также:  Белорусские загадки с ответами про животных

Долгоног (Pedetes capensis)

Шипохвосты (Anomaluridae) из дождевых лесов Африки внешне сходны с белками, но имеют с ними очень отдаленное родство.

беличий шипохвост (Zenkerella insignis)

Образ жизни грызунов

Многие грызуны живут семьями или колониями, зачастую, очень большими. Например, население колоний луговых собачек может достигать 5 тыс. особей. Одиночный образ жизни более характерен для видов, которые могут защищать свои пищевые ресурсы от конкурентов. В их числе обитатели сухих степей и пустынь – хомяки и некоторые пустынные мыши.

Обладая острыми органами чувств, грызуны общаются при помощи слуха, зрения и обоняния. Немаловажную роль в общении играет голос. Например, североамериканские бурундуковые белки и суслики используют большой набор криков, чтобы сообщать соседям о своем присутствии и чтобы защищать территорию. Есть в их репертуаре и особые сигналы тревоги, используемые при появлении хищника. У многих других грызунов частота издаваемых звуков находится за пределами человеческого восприятия (около 45 к Гц). Кроме того, общаются они и посредством запаховых веществ, производимых различными железами. Самцы обычно обладают более сильным запахом, нежели самки.

Питание

Большинство грызунов поедают различные растительные продукты, от листьев до плодов, иногда разнообразя рацион мелкими беспозвоночными, такими как пауки и кузнечики. Некоторые виды (темная полевка) в период недостатка корма питается корой древесных растений. Ядовитые вещества, содержащиеся в коре, нейтрализуются в желудке этих зверьков особыми ферментами, что позволяет зверькам пережить бескормицу.

Несколько видов являются специализированными хищниками, например, австралийская водяная крыса, которая питается мелкой рыбкой, моллюсками и лягушками.

Размножение

У большинства видов беременность длится всего 19-21 день, и уже через 2 дня после родов происходит следующее спаривание. Детеныши становятся половозрелыми в возрасте 6 недель.

Теоретически пара мышей могла бы породить 500 потомков за 21 неделю.

В подходящих условиях численность грызунов может возрастать до 1000-2000 на 1 га.

Все стадии размножения грызунов – от привлечения полового партнера до спаривания и успешного выращивания детенышей – находятся под влиянием запаховых сигналов.

Грызуны под угрозой

Способность грызунов к быстрому размножению и заселению всевозможных местообитаний делает этих млекопитающих очень значимыми во многих экосистемах. Важную роль они играют и в жизни человека.

Но далеко не все виды грызунов процветают. По меньшей мере 50 видов вымерли за последние два столетия, и еще более 350 могут вскоре разделить их судьбу.

Наибольшему риску подвергаются 78 видов, представленных маленькими изолированными популяциями, продолжающими сокращаться. Для некоторых из них, таких как маргаритский кенгуровый прыгун и бразильский древесный хомячок, охрана мест обитания дает надежду на выживание. Для других, например рифовой мозаичной крысы, надежды уже нет – в 2016 году комиссия, состоящая из членов Департамента охраны окружающей среды и наследия Квинсленда пришли к выводу, что животное вымерло вследствие частых наводнений на плоском песчаном острове, где оно обитало.

Несколько меньшему риску подвержены около 100 видов грызунов, находящихся под угрозой уничтожения. Их популяции численностью до 2500 особей зачастую разделены на несколько подвергающихся опасности частей. В эту категорию попадают, например, два вида центральноамериканских агути и 6 видов мексиканских лесных хомяков.

Литература: Млекопитающие: Полная иллюстрированная энциклопедия /Пер.с англ./ Кн. II. Полукопытные, копытные, грызуны, зайцеобразные, слоновые прыгунчики, насекомоядные, рукокрылые, неполнозубые, сумчатые, однопроходные . / Под ред. Д. Макдональда. – М: «Омега», – 2007.

Специально для портала "Антропогенез.РУ".
Авторский проект С.Дробышевского. Электронная книга даст читателям базовую информацию о том, что известно современной науке о древней родословной человека.

Грызуны возникли, вероятно, как группа роющих существ, питающихся твёрдыми растительными кормами, по крайней мере многие древнейшие представители вели именно такой образ жизни. Часть даже самых ранних верхнепалеоценовых и нижнеэоценовых родов – Paramys и Ischyromys – имели белкоподобный облик и, возможно, лазали по деревьям, но конкуренция со стороны плезиадаписовых – тоже древолазящих и грызуноподобных в строении черепа, но более интеллектуальных – очевидно, была слишком велика.

Поэтому, несмотря на то, что в последующем – где-то с верхнего эоцена и после – многие грызуны перешли к древолазанию и питанию фруктами, а многие стали не прочь съесть и чего животного (летяги – страшные враги всех певчих птиц), грызуны не смогли выйти на новый эволюционный уровень. К этому времени в тропиках приматы уже прочно заняли соответствующую экологическую нишу, а вне тропиков, видимо, не хватало фруктов и развесистых деревьев, так что у белок, сонь и древесных дикобразов не осталось шансов стать разумными. Впрочем, не исключено, что спустя миллионы лет грызуны отыгрались и "сказали таки своё веское слово" в вымирании парантропов, но это можно считать лишь пакостной местью неразумных созданий, но никак не заявкой на эволюционно-интеллектуальное превосходство.

Однако, примитивность в сочетании с неимоверными темпами видообразования – максимальными среди млекопитающих – оставляют грызунам надежду на разумное будущее.

Вероятно, грызуны начали эволюционную гонку несколько позже приматоморфов. Мелкие размеры (отдельным видам – Phoberomys pattersoni из верхнего миоцена Венесуэлы и Josephoartigasia monesi из плиоцена Уругвая – удалось достичь размеров очень крупной коровы или маленького носорога, но исключения – одно из основных свойств живой природы, да и большими мозгами такие мегакрысы похвастаться не могли (S?nchez-Villagra et al., 2003; Rinderknecht et Blanco, 2008)), преимущественная растительноядность, значительная морфологическая специализация, малая продолжительность жизни, большое количество детёнышей – достаточные причины для сохранения простого строения мозга и слабой социальности. Даже самые социальные суслики и голые землекопы особым интеллектом не блещут, простота добывания корма и мощный пресс хищников способны задавить всякие проблески разума. Грызуны смогли вытеснить многобугорчатых Multituberculata (которые вымерли как раз в конце эоцена – одновременно с расцветом грызунов), но "приматный" путь развития им был уже заказан.

И это при том, что эволюционный корень приматов и грызунов был един!

Древнейшие грызуны Rodentia известны из позднего палеоцена Северной Америки, а примитивнейшие – из нижнего эоцена Азии; в Азии в верхнем палеоцене тоже имеется несколько "грызуноподобных" видов, так что возникнуть отряд мог и там, и там. Эти архаичные формы очень схожи с азиатскими анагалидами Anagalida. Получается интересная ситуация: анагалиды признаны неродственными приматам, приматы – близки к грызунам, а грызуны, тем не менее – потомки анагалид. Путаница была распутана новейшими исследованиями, в которых было показано, что сходство грызунов с анагалидами конвергентно. В настоящее время в качестве предкового для грызунов и зайцеобразных (или же только зайцеобразных) называется эндемичный азиатский отряд миксодонтов Mixodontia и даже конкретнее – мимотониды Mimotonida и эвримилоиды Eurymyloidea (Лопатин, 2004), известные с раннего палеоцена. Любопытно, что древнейшие приматоморфы связывают Северную Америку с Европой, а грызуны – Северную Америку с Азией; вероятно, это связано с распространением в области с наименьшим сопротивлением со стороны других отрядов. Не значит ли это, что в палеоцене и эоцене в Азии кто-то составлял приматам серьёзную конкуренцию? Впрочем, дело может быть просто в благоприятности экологических условий. Может, в Азии в палеоцене было меньше густых лесов, где могли бы жить приматы?

Как итог, грызуны имели с приматами одних предков в верхнем мелу, но в палеоцене уже заметно разошлись – как экологически и морфологически, так и по эволюционной судьбе.

История грызунов.

К предкам грызунов близки палеоцено-эоценовые, некрупные наземные растительноядные существа. У них появилась диастема (т. е. промежуток) между крупными резцами и прочими зубами.

Другие родичи первых грызунов — залямбдалестиды. Представители этого семейства встречались в позднем мелу в Монголии и Китае. По образу жизни они напоминали современных прыгунчиков. С помощью задних конечностей залямбдалестиды совершали рикошетирующие прыжки.

Предполагают, что, как у всё тех же прыгунчиков, у залямбдалестид на конце их удлинённой морды был хоботок. Первый их нижний резец был увеличен. Представитель залямбдалестид (всего их было три рода) — монгольский болотный зверёк залямбдалестес.

Филогенетически собственно грызуны+зайцеобразные ближе всего к слоновым прыгунчикам. Их "веточка" стоит рядом с "веточкой", включающей рукокрылых, тупай, шерстокрылов и приматов (нас с вами тоже). Обе "веточки" ведут свою родословную от насекомоядных.

В палеоцене (в самом начале которого появились грызуны) стали резко возрастать в числе не только разнообразные формы млекопитающих, но и травянистые сообщества, приспособленные к сезонным изменениям климата.

Именно это определило направление эволюции в сторону травоядности у грызунов, а также копытных и зайцеобразных: все они проникли в зоны таких растительных сообщенств в раннем эоцене благодаря потеплению климата.

Среди самых первых грызунов можно назвать, например, парамиса из Северной Америки, жившего в позднем палеоцене (самые-самые первые известные грызуны появились в раннем). Внешне он напоминал маленькую белку.

Читайте также:  Помесь йорка и джека рассела

Одно из крупнейших семейств грызунов — хомяковые — возникло в эоцене.

Именно тогда, в палеогеновом периоде, да ещё и в раннем неогене существовало подсемейство семейства хомяковых под названием крицетодоны. К крицетодонам относилось более 15 родов, и сейчас их останки очень важны как "руководящие ископаемые", т. е. Для определения возраста и корреляции геологических эпох.

С эоцена же известны и соневые. Это семейство достигло наибольшего разнообразия в миоцене (известно около 20 родов!). Современные сони — реликтовые существа.

Тогда же появилось сейчас уже вымершее в олигоцене семейство цилиндродонтид. "Цилиндрозубыми" ("донт" по-латыни — "зуб") их назвали не случайно: эмалевые гребни и бугорки на их зубах на жевательной поверхности их предкоренных и коренных зубов очень быстро стирались, обнажая дентин, и зубы становились похожими на цилиндрики с полосочками эмали по переднему и заднему краям. Этакий своеобразный самозатачивающийся механизм.

Другой любопытный факт с пометкой "для стоматологов" — у поздних цилиндродонтид впервые среди грызунов возникла гипсодонтия зубов. То есть в процессе эволюции их зубы со средней или высокой коронкой потеряли корни, благодаря чему зуб может расти всю жизнь, выдерживая постоянное стачивание. Сейчас гипсодонтия зубов свойственна части грызунов и всем зайцеобразным.

Однако вернёмся к нашим баранам — цилиндродонтидам. Они встречались в Азии (в т. ч. в Казахстане) и Северной Америке. Зверьки эти (а их известно 10 родов) были величиной с сурка, с маленьким подглазничным отверстием. Это были роющие животные, питавшиеся грубой растительной пищей — скорее всего, подземными частями растений. Цилиндродонтиды являются типичными представителями индрикотериевой фауны — ассоциации степных млекопитающих Центральной Азии. К индриктериевой фауне также относят ряд видов безрогих носорогов, уродливых свинообразных энтелодонтов, ряд видов зайцеобразных и оленевых и т. д.

Первые беличьи и тушканчиковые появились в олигоцене. Тогда же возникли и бобровые. Известно более 20 их ископаемых родов. Например, род трогонтериев из плиоцена — среднего плейстоцена Евразии, в том числе из плиоцена — раннего плейстоцена б. СССР (а именно Украины, Белоруссии, Казахстана, европейской части России и Сибири).

Трогонтерии достигали от средних до очень крупных размеров (кстати, некоторые древние бобры были ростом с медведя!). Передняя поверхность резцов трогонтериев была покрыта мелкими продольными бороздками эмали. Современные бобры — "живые ископаемые", реликты, поскольку являются последними представителями некогда процветавшего семейства.

Дикобразовые также известны с олигоцена. Самые ранние находки — европейские, в среднем плиоцене первые дикобразы обитали уже в Азии, а к началу плейстоцена переселились в Африку.

Представители семейства бамбуковых крыс появились опять же в олигоцене в Европе. Затем они переселились в Азию (первые находки — миоцен) и Африку (первые находки — плейстоцен). Причём в Европе вымерли, а в Африке и Юго-Восточной Азии живут до сих пор.

Горные бобры, они же аплодонтовые — не родичи настоящих бобров, а обособленное семейство в отряде грызунов. Их родичи милагаулиды (которых известно 10 родов) жили в миоцене. Большинство находок сделаны в Северной Америке, несколько редких находок — в Казахстане и Китае. Милагаулиды были подземными жителями величиной примерно с бобра. Питались, очевидно, подземными частями всяческих растений, для чего им служила единственная пара щёчных зубов (под этим названием объединяются предкоренные и коренные) для разжёвывания пищи. У этих грызунов были маленькие глазницы, очень длинные, сжатые с боков когти и (уникальный случай в отряде грызунов!) рогообразные костные выросты на носовых костях.

Помимо милагаулид, миоцен порадовал нас появлением семейств слепышовых (в среднем миоцене), песчанковых (в позднем) и мышиных (все три, кстати, из надсемейства мышеобразных).

Становление песчанковых — одной из прогрессивнейших по грызуньим меркам групп — связано с катастрофой, называемой Мессинским кризисом солёности, когда на юге б. СССР происходило значительное испарение воды, вследствие чего радикально изменилась солёность, что, в свою очередь, кардинально повлияло на весь состав фауны, в том числе и сухопутной. Помимо песчанковых, Мессинский кризис помог становлению слоновых и. человекообразных. Вот как связаны между собой наши прямые предки и неприметные песчанки!

В плиоцене возникли семейство цокориных и род сурков. Первые сурки, появившиеся в Северной Америке, вскоре проникли и в Евразию: самые древние европейские сурки обнаружены на востоке России. В антропогене сурки обживали всё новые и новые территории, следуя за отступающими ледниками и селясь везде, где не осталось льда, зато осталась растительность. (Кстати, близкие им суслики в то время тоже процветали в холодных евразийских степях.) Представителем антропогеновых сурков можно назвать Marmota primigenia из Пиренеи, потомком которого, кстати, является байбак — степной сурок. Другой типичный вид сурков, альпийский, появился в последний межледниковый период.

Известны и ископаемые полёвки. Аллофаёмисы, к примеру. Это два вида ранне- и среднеплейстоценовых грызунов, некорнезубых, но с отложениями цемента (зубного, разумеется, а не настоящего) во входящих углах зубной коронки. Аллофаёмисы, вероятно, являются предками рода полёвок серых, включающего более 50 современных видов. Эти зверьки встречались и на территории б. СССР.

В плиоцене-плейстоцене процветали мышиные и хомяковые. Представители этих двух семейств известны в основном из Евразии и Северной Америки, а также из плиоцена Южной Америки и плейстоцена Мадагаскара.

Сейчас грызуны — самый многочисленный отряд млекопитающих. Они включают 30-40 семейств и около 1700 (по другим данным, даже 2500) видов. Они встречаются по всему земному шару, исключая Антарктиду и несколько островов Океании.

Прыгунчики — относятся к насекомоядным, небольшие хвостатые зверьки, похожие на тушканчиков с хоботком. Они до сих пор живут в Африке, и являются объектами охоты.

Реликты — виды растений или животных, являющиеся пережитками флор и фаун минувших эпох. Например, выхухоль — неогеновый реликт — живет в нашем времени в первозданном виде, без изменений.

Самые дальние предки грызунов жили ещё вместе с динозаврами — 80 млн лет назад, в меловом периоде. В палеоцене грызуны и зайцеобразные возникли в полном соответствии с развитием тогдашней фауны млекопитающих.

Пантодонты и кондиляртры — примитивные крупные травоядные — были вытеснены первыми из парно- и непарнокопытных. Креодонты и мезонихиды, архаичные хищники, замещались представителями собственно отряда хищных. Лептиктиды, палеориктиды, никтитерииды -первые насекомоядные — отходили на задний план под давлением прогрессивных ежовых и землеройковых. И анагалиды, нотоунгуляты, миксодонты были примитивнее первых грызунов, хоть и занимали ту же экологическую нишу.

И грызуны, укрепив свои позиции, начали бурно развиваться, особенно семейства ктенодактилоид и парамиид (представитель последнего — парамис — был упомянут мной в первой части "Истории грызунов").

О бурном развитии отряда говорят следующие цифры. Это данные 1986 года, они несколько устарели, однако для этой цели вполне подойдут. Итак, даются последовательно эпохл, напротив каждой — три числа. Первое означает общее количество известных к 1986 г. родов, второе — сколько из них появились впервые, третье — сколько существовали в последний раз.

Палеоцен — 6,6,4 Эоцен — 72,70,38 Олигоцен-153,119,99 Миоцен-212,158,120 Плиоцен-304,212,141 Плейстоцен — 316,153,140

Если же вам цифры и термины кажутся чем-то скучным и неинтересным, значит, пора перейти к ярким, но правдивым историям о древних грызунах.

Представьте себе такую картину. Пятьдесят миллионов лет назад (эоцен). Громадное озеро, на месте которого гораздо позже окажется карьер, а неподалёку будет Мессель (Германия). Над ним летает палеохироптерикс — древняя летучая мышь. На берегу пасутся микро-лошадки — пропалеотерии.

По берегу скачут, как тушканчики, в погоне за букашками носатые лептистидиумы. И здесь же, естественно, есть и грызуны. Вот, к примеру, зубастый мессилямис расчёсывает длинной задней лапой густую шерсть. О его недавнем занятии красноречиво говорят обрывки крыльев насекомых, лежащие перед мордой. По очереди или вместе все эти звери подходят к обманчиво спокойному озеру, чтобы глотнуть воды. И вдруг.

Из озера начинают выходить струйки какого-то газа. Палеохироптериксы недовольно отлетают подальше. Мессилямис неприязненно пищит. Постепенно тонкие струйки становятся всё мощнее и мощнее. Звери вокруг подают признаки удушья. Через несколько часов волны озера уносят в воду трупики погибших из-за удушливых газов зверей, в живых из них не остался ни один.

И, хотя тогда это было трагедией для всего живого в этом районе, есть и ложка мёда: химические условия среды были таковы, что даже мягкие ткани сохранялись хорошо, и у мессилямиса видна и шёрстка, и некоторые детали строения скелета. В общем, эоценовым зверям — беда, палеонтологам — радость. (Кстати, мышь по-лытыни "мис", так что мессилямис в переводе — "мышь из Месселя". Но настоящей мышью зверёк, конечно, не был.)

Читайте также:  Анабиоз у лягушек

40 млн лет назад (это всё ещё лоцен), грызуны попали в Южную Америку. Как? Учёные исследовали гены грызунов с разных континентов и обнаружили очень много интересного. Было доказано, что южноамериканская популяция пошла от пары животных или от одной беременной самки. Но вследствие мутаций за 40 млн лет не могли появиться совершенно уникальные "американцы"! А что же тогда произошло?

Оказалось, что и африканская, и южноамериканская "веточки" отряда — уникальны. Они имеют общего предка и обособились примерно 45 млн лет назад (хотя ископаемые остатки имеют возраст не более 36 млн лет). В то время Атлантический океан был гораздо уже, чем сейчас — в самом узком месте 500-600 км. И, вероятно, первые грызуны проникли в Южную Америку на бревне! Путешествие заняло бы всего две недели (максимум — месяц), а мелкие зверушки питались древесиной (именно поэтому сейчас южноамериканские грызуны -вегетарианцы)".

А я-то голову ломала. Целый континент грызунов — вегетарианцы, это было странно.

"Другая версия — беременная самка смогла бы добраться до другого континента вплавь (ведь и современные гоферы, хомяки, суслики, домашние крысы — недурные пловцы). В любом случае, мутационное воздействие на первых южноамериканских грызунов было так велико, что там возникли уникальные животные.

Южноамериканские грызуны пасутся, высокосоциальны и имеют высокий уровень обмена веществ. А некоторые виды (капибара и пакарана) стали гигантами для отряда — самыми крупными грызунами (по крайней мере, самыми крупными грызунами современности).

А теперь с двух удивительных эоценовых историй с грызунами перейдём к ещё одной тенденции развития фауны, под которую попали грызуны. На рубеже эоцена и олигоцена из-за некоторых изменений на территории будущей Евразии (исчезновение проливов, консолидация суши) из Азии в Европу проникло громадное количество семейств животных (около 20!) Среди них — и грызуны: первые представители аплодонтовых (о них упоминалось в первой части "Истории грызунов"); эомииды (одно из вымерших семейств); хомяковые и бобровые (их представлять не нужно).

Миграция была постепенной, "волновой", но большая часть семейств-новосёлов (не только грызунов) уже в начале олигоцена была в Европе.

В олигоцене фауна млекопитающих кардинально менялась, например, в Северной Азии и близлежащих районах. Так, вымерло множество "старичков", оставшихся с эоцена, зато возникли новые группы — тсагономиды, ктенодактилиды, крицетопины. Важное олигоценовое событие в развитии грызунов — появление нового семейства мышовковых. Это архаичные существа из надсемейства тушканчикообразных, похожие на мышей.

В том же олигоцене возникли беличьи (об этом я вскользь упоминал в 1 части "Истории"). Причём их останки известны только из Северного полушария, но и из Старого, и из Нового света.

В раннем миоцене из Азии в Европу переселилось множество хомяков, причём уже современного облика. Среди них были представители подсемейства крицетодонов (о нём кое-что говорилось в 1 части "Истории"): собственно крицетодон, демокрицетодон, мегакрицетодон.

Семейство хомяков по-латыни — "крицетиды", и потому новая ассоциация грызунов была названа "крицетидно-глиридной"; она пришла на смену "эомиидно-глиридной" (названа по семейству эомиид).

Крицетидно-глиридная ассоциация существовала довольно долго, а её появление считается главным событием в истории грызунов миоцена.

Другое, тоже хомячье событие не менее интересно. Из миоцена известны первые мадагаскарские хомяки. Мадагаскарские они потому, что все современные 17 видов живут только на Мадагаскара. Ну а древний был найден в Кении. Происхождение мадагаскарских хомяков — загадка: одни сближают их с настоящими хомяками, другие роднят с древними грызунами, найденными во Франции.

Бурной эволюции хомяковых (а также беличьих и тушканчикообразных) в миоцене способствовало столкновение экологических конкурентов в Евразии и Африке.

Как известно (я упоминал об этом в первой части "Истории"), некоторые северо американские бобры__были величиной с_медведя__(если бы не строение зубов, палеонтологи бы могли спутать черепа грызунов и медведей!).

Однако это не единственные гиганты отряда, в который входит мышь-малютка. В Венесуэлу, (конкретнее, в_штате Фалькон, район Урумако) был обнаружен полный скелет гигантского грызуна длиной 3 м, высотой вдвое меньше и весящий полтонны. Это уникальная находка: от родичей таких гигантов до того находили только зубы, причём сохранившиеся так себе.

Появление полёвок — одно из самых важных событий эволюции животных плиоцена. Эти животные очень сильно повлияли на формирование почв и растительных ассоциаций степей севера Евразии. А само их появление связано с возникновением совершенно нового типа ландшафтов, а именно луговых степей.

В плиоцене в Северной Америке началось вымирание видов, затянувшееся до конца плейстоцена и унесшее, в частности, мамонтов. Однако вымирали и грызуны. Во второй половине плиоцена вымерло более 80% фауны грызунов этого континента. В первой половине плейстоцена вымирает чуть больше 50% оставшихся грызунов, а во второй уже около 9%. Помимо этого массового вымирания, были и другие факторы, уменьшавшие количество грызучих: так, бобровые Castoroides ohioensis исчезли, не выдержав конкуренции с живущим и поныне канадским бобром.

В плейстоценовую эпоху между Европой и Северной Америкой существовал сухопутный перешеек, называемый Беринговым мостом. По нему два континента как бы "обменивались" фауной. Если говорить о грызунах — из Европы в Америку проникли лемминги рода леммингов настоящих, а из Америки в Европу — рода леммингов копытных. (Сейчас на территории бывшего СССР встречается два вида копытных леммингов — собственно копытный лемминг и лемминг Виноградова). Вскоре копытные лемминги уже расселились по территории, охватывающей бассейны Вислы, Оки, Уфы, Рейна, низовья Иртыша, среднее течение Оби и Ангары вплоть до Якутии и Чукотки на востоке. Настоящие лемминги водились в тех же местах.

Также из грызунов там были обыденны узкочерепная полёвка, суслики, лемминги (копытные и рода Lemmus), северосибирская полёвка (на части зоны), тушканчики, сурки, жёлтые и степные пеструшки (кроме средней и южной частей). Однако вскоре, в связи с изменениями климата, копытные лемминги исчезли в Сибири, а также сократились ареалы слепушонки и степной пеструшки.

У грызунов на дентине зубов образуются слои, зоны и метки, которые позволяют определить суточный ритм роста, изменения в процессе обмена веществ, а также говорят о периодах размножения или спячки. Метка спячки — это группа слоев разной ширины, которые чётко выделяются на фоне суточных слоев. Формируется метка спячки с осени (начала впадения) до весны (пробуждение). Так вот, биологи изучили зубы нескольких сусликов и хомяков, которые жили в антропогене.

Находки из Среднего Поволжья датируются 180 000 лет, из Ивановской области — 9 000 лет. И выяснилось, что исследованный хомяк, судя по количеству суточных слоев после спячки, погиб после неё лишь через месяц, а суслики дотянули до лета — меток предыдущей спячки уже не было, а метки новой ещё не начали формироваться.

Эти "стоматологические" методы — замечательное открытие. Благодаря ним учёные могут проследить эволюцию процесса спячки у грызунов от самых древних до ныне живущих и выяснить причину возникновения этого уникального процесса. Сейчас предполагают, что эта причина — похолодание климата в кайнозое.

А вот ещё одна находка антропогенового грызуна. Это речной бобр современного вида, живший примерно 7500 лет тому назад в Беларуси, там, где сейчас Сморгонское месторождение. Относительно недавнее происхождение, помимо радиоуглеродных методов, ясно по светло-серому цвету эмали на зубах. Из 26 обнаруженных там видов зверей это единственный грызун. Хотя правильнее говорить не грызун, а "грызуны", ведь найдены останки не менее чем десятка особей разных возрастов: это 2 фрагмента черепа, 10 нижних челюстей, 6 больших берцовых костей, 12 бедренных и 4 плечевые. Сохранность останков, к счастью, хорошая, повреждения были нанесены в основном при вытаскивании костей из отложений.

Кстати, эти находки сравнили с останками речных бобров примерно того же времени из Прибалтики. Кости оказались идентичны.

Однако же современные бобры из той же Белоруссии уступают древним родичам по многим параметрам: размер зубов (особенно резкие отличия у верхнечелюстных), плечевых костей и т. д.

Любопытно, что несколько примеров эволюции грызунов путём естественного отбора мог наблюдать сам человек. Пример тому — "суперкрысы" Британии. В 50-х гг. XX века был изобретён ряд препаратов против крысиных-вредителей, самый эффективный назывался варфарином. Случайным образом несколько крыс из миллионов оказались наследственно нечувствительными к варфарину. Вскоре "несколько" заменились "многими". А к 1972 году все крысы, погибавшие от варфарина, вымерли, зато в ещё большем количестве расплодились крысы с иммунитетом. Вот он, Дарвин: выживание наиболее приспособленных, естественный отбор налицо.

Комментировать
297 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Adblock detector